Ночной троллинг на просторах нижней Волги. Часть 2

Следующей ночью мы начали троллинговать на середине длинных волжских плесов, на глубине примерно 10 м, прокладывая маршрут по самому стрежню реки. Днем нам и в голову не приходило ловить в таких местах. Но нас привлекали огромные стаи мелочи, которые скатывались именно по стрежню – ведь как раз под стаей или вокруг нее должен держаться и хищник. А кто это будет – сом, судак или щука, нам еще предстояло разобраться.

      Теоретически хищник мог охотиться и вполводы, однако при дневной ловле в этих горизонтах мы успеха ни разу не добились, и, возможно, так и не решились бы на новый опыт, если бы не одно случайное открытие.
При очередном проходе мы зацепили воблерами браконьерскую сеть. Этого было для нас неожиданностью, поскольку мы весь день плавали по этому месту, и ее не было, а первый же проход в темноте привел к зацепу. Совершенно очевидно, что сеть поставили только-только перед нашим проходом, часа за два-три до нашего появления, то есть в темноте.
Решили отцепить приманки, и тут выяснилось, что совсем рядом с тем местом, где зацепились наши воблеры, в сети сидели два вполне приличных  судака, весом около 2 кг. Они запутались в самом верху, под верхней подборой, а сеть была высотой около 3 м. Значит, ночью судак активно двигался, да еще и поднимался от дна – заслуживающий внимания факт, чтобы попробовать проводку если уж не вполводы, то не у самого дна. Судаков мы выпустили, благо они были еще живые.
Воодушевленные находками стай мелочевки и доказательствами присутствия судака на русле, мы приступили к ловле, и, наконец, дело пошло. На славу сработали зеленые и синие воблеры из второй (ночной) группы. Хотя наш улов и был довольно скромным – всего три судака за два часа, но они были значительно весомее пойманных днем.
Мы подметили такую четкую закономерность – все поклевки случались, когда воблеры, по нашим прикидкам, проходили под стаями мелочи, что было вполне логично. Значит, расчет оказался правильным, и судак держится возле скатывающихся стай, а это в свою очередь означает, что судак при охоте на малоактивную рыбу отрывается от дна.
Мы поставили воблеры с меньшим заглублением, чтобы они прошли вполводы, то есть в горизонте 4 м при общей глубине 8-9 м, но… безрезультатно. Как только вернулись к приманкам с заглублением 6-7 м, последовала поклевка, и опять у нас в руках оказался судак весом 3 кг!

 

 

На сома!
Успех в ночной ловле судака придал дополнительную мотивацию для охоты на сома в темноте. Эта рыба, как и большинство ее собратьев по отряду сомообразных (а это 25-28 семейств и более 2000 видов по всему белому свету), активно охотится ночью, ищет добычу, в том числе и на мелководье. О том, что сом хорошо ловится днем, говорил и тот факт, что на этом участке Нижней Волги его довольно много.
Накануне у нас выдался на редкость удачный день. За все время нашей ловли сома троллингом мы эту рыбу в таком количестве до сих пор не встречали. Поклевки в середине дня были на каждом проходе. За считанные часы, с учетом вываживания, фотосессий и возврата рыб в родную стихию, на двоих мы взяли 6 сомов весом от 25 до 60 кг. Все они хватали строго в середине ямы, на максимальной глубине от 12 до 18 м. Район поклевок был довольно узким – 200-250 м в длину и около 50 м в ширину.
Оставалось понять, где надо искать сома ночью. Непосредственно в яме сом не ловился, в этом мы убедились в первую же ночь. Решили, что сом должен стоять где-то неподалеку от скоплений мелочи, однако все наши попытки поймать сома на стрежне Волги результатов не дали. Сколько мы ни бороздили волжские просторы с крупными сомовьими воблерами – поклевок не было. Наверное, сом не любит сильного волжского течения.
      Значит, его надо искать где-то еще. Оставались плесы, примыкающие к ямам, где есть и бровки, и пологий выход на мель. Именно там в нескольких местах мы обнаружили немигрирующие скопления мелочи (см.рис.). Почти все стаи стояли на сравнительно мелких местах – около 4 м – и вдали от стрежня Волги. Плохо было одно – сом любит более низкие подводные горизонты, чем те, на которых держалась мелочь.
Мы все-таки решили, несмотря на небольшую глубину, обловить участок в районе скопления молоди на широком плесе с правой стороны ямы, на глубине 6-7 м (скопление мелочи 1). Возлагали большие надежды именно на это место, поскольку днем здесь неплохо ловились щука и судак.
Распустили воблеры MANN`S Magnum Stretch, правда, мелководные версии, ныряющие на 18-20 футов (5,4-6 м). Проход за проходом, слева и справа от скопления мелочи, но поклевок все нет. Неоднократно случались ложные поклевки, которые выглядели, как настоящие, – следовала мощная потяжка, но при подсечке воблер как бы «пробивал» пустоту. При этом было понятно, что удилище сгибала рыба, а не зацеп, течение или пучок плывущей травы. Мы так и не поняли, что это было.
Уже по возвращении домой, когда мы в редакции обсуждали эту ситуацию, вспомнили, что при ловле сома такое случалось не так уж редко. Скорее всего, ложные поклевки были самыми что ни на есть настоящими, только хищник  промахивался, атакуя приманку, а промахнувшись, уходил с разворотом. Сом – рыба крупная, и его движения поднимали  мощную волну вокруг воблера, достаточную для того, чтобы это было похоже на поклевку.
Эти соображения у коллег резкой критики не вызвали – теоретически возможно и такое.
Вполне вероятно, что хищник все-таки держался на пологом плесе  и был активен, если, конечно, считать ложные поклевки выходами сома. Другое дело, что поймать его мы не смогли.  Может, усатые были некрупными или мы двигались для ночи слишком быстро.
Несмотря на несколько странные результаты, мы отправились на другой участок, где стояла большая стая мелкой рыбы (скопление мелочи 2). Он был расположен далеко от ямы, да еще и на небольшой глубине – всего 4-5 м. Как-то не верилось, что на такой малой глубине будет стоять сом.
Чтобы свести к минимуму поклевки судака или щуки, мы продолжали использовать крупные воблеры MANN’S и RIVER 2 SEA,  но выбрали теперь уже ныряющие на 13-15 футов (3,9-4,5 м) модели. На всякий случай решили увеличить длину отпущенного шнура до 90-100 м, так как опасались, что над глубиной 4 м мотор может распугать всю рыбу своим звуком. Правда, при такой дистанции отпуска не всегда удается хорошо чувствовать воблер.
А еще бывает, что из-за очень длинного шнура игра приманки становится нестабильной, воблер начинает выписывать невероятные пируэты, а то и вовсе крутится вокруг собственной оси. Но нам повезло, и с такими проблемами мы не столкнулись – на  этом участке было более или менее ровное дно и не очень сильное течение.
Наконец, к нашей радости,  произошла сомовья хватка! Да еще и в каком-то странном месте – намного выше по течению (с учетом длины шнуров) от скопления мелочи. Потом и этой ночью, и в последующие хищник тоже брал выше по течению, чем стояла мелочь. Любопытно, что местоположение стаи кормовой рыбы изменялось каждую ночь, но каждый раз сомы держались в 80-100 м от нее, и что самое интересное – на совсем небольшой глубине, всего 4-5 м!
Было ясно, что сомы не зря там стоят, их положение менялось в строгом соответствии с местом нахождения кормовой рыбы. Значит, хищник охотится! Но почему он стоит так высоко по течению? Ответа мы пока не нашли.
Однако возникло предположение, которое мы решили проверить, благо ночь длинная, времени достаточно. Решили с помощью эхолота понаблюдать, что происходит со стаей мелочи. Встали на длинный якорь прямо над ней (спустились медленно, без мотора, травя якорный канат) и в течение часа наблюдали, что происходит.
Долгое время зрелище было скучным – все-таки эхолоты не столь совершенны, чтобы передавать все детали происходящего. Тем не менее какое-то перемещение отдельных рыб мы наблюдали, хотя ждали другого. И дождались! Вдруг на экране примерно на уровне 2/3 глубины от поверхности возник сигнал от крупной рыбы и продержался несколько секунд, потом исчез. Мы набрались терпения и стали вновь наблюдать за экраном. Примерно через 30-40 минут опять возникла отметка от крупной рыбы в толще воды (при этом пошло шевеление мелочи) и опять через несколько секунд исчезла.
Конечно, эти сведения скудны для окончательных выводов, но можно предположить следующее. По-видимому, перед закатом или в самом начале ночи сом выходит из ямы, двигается вверх по течению и встает  выше скопления мелочи. Там он, возможно, залегает, а примерно в полночь отрывается от дна и начинает охотиться.
Наверное, когда он поднимается со дна, то ориентируется на течение, которое помогает ему наплывать на стаю жертв. Там он разбойничает по всем правилам охоты, а пройдя стаю и закусив, достигает ямы и опускается на дно. По-видимому, на наши воблеры клевали те сомы, которые переходили в активное состояние, может быть, даже непосредственно перед тем, как уйти в толщу воды.
      Трудно сказать, насколько мы правы в своих предположениях, много вопросов остаются неясными – даже если это и так, то сколько раз за ночь каждый сом делает проход? Один раз? Несколько?
Раньше опыт ловли сомов на таких вот относительно неглубоких участках у нас уже был, но в летнее жаркое время года. Здесь же удивило, что такая же картина имела место быть по весне, в апреле, когда вода еще довольно холодная. Кстати, отметим также, что на следующих рыбалках мы пробовали ловить сомов на этом же участке в октябре и начале ноября, опять же когда вода уже холодна, и результат был весьма впечатляющим, хотя раньше мы даже не задумывались о том, что такое может быть в реальности.
Нам было очень интересно поймать сома ночью ниже стаи, у бровки или уже в яме, чтобы найти подтверждение нашим догадкам. Конечно, трудно представить, чтобы наевшийся после охоты сом вдруг соблазнился воблером, но кто знает, может быть, в пылу охотничьего азарта он  и хватает приманку.
После многих попыток мы все-таки поймали усатого ниже стаи, почти в яме! Поставили 25-футовые крупные сомовьи воблеры MANN’S Magnum Stretch и пошли вниз по течению. Пока двигались над мелким участком, приманки сильно пахали дно,  зато как только мы вышли на бровку, воблеры сразу нырнули на глубину. Именно в момент этого нырка и случилась поклевка. После недолгой борьбы на поверхности показался сом весом примерно 25 кг. Брюхо у него было полное, он был как будто набит чем-то. Удача выдалась редкая, у нас появилась возможность посмотреть, что именно у этого сома в желудке, действительно ли он питается мелочью.
Чтобы узнать, чем рыба питается, совершенно не нужно ее убивать, есть вполне надежный и применяющийся при научных исследованиях метод  – он называется «лаваж». Мы подвезли нашего сома к пологому берегу, положили его в воду, чтобы не задохнулся, и подвергли его гастроэнтероскопии.
Чтобы посмотреть, чем недавно питался сом, берем ведро речной воды, желательно на 10-12 л, один рыболов прижимает жабры сома к телу так, чтобы рот рыбы приоткрылся, а другой в этот момент льет воду в открытую пасть, стараясь, чтобы струя воды попала точно в глотку. В этом случае рыба (не только сом) отрыгивает содержимое передней части желудка.
Выглядит это несколько жестоко, но ущерба никакого – для рыбы такая операция проходит практически без последствий, что проверено тысячи раз – это одна из типовых методик изучения питания рыб без их убийства.
После такого промывания желудка из сома вышла целая кучка мелкой рыбы, и мы совершенно точно установили, что сом питается именно карповой мелочью. Нашему взору представились 5 мелких густерок и подлещиков, а также 2 плотвички. По внешнему виду они были совершенно свежие, недавно съеденные, так что, по-видимому, мы были правы в своих действиях.
В последующие ночи сом продолжал ловиться выше от стаи, но вот на проходе вниз по течению больше нам  не попался.

 

 

Клыки, усы… а зубы?

 

После довольно успешной ловли судака и сома на волжских просторах мы решили половить ночью щуку.
Места ее дневных стоянок мы определили хорошо. В начале апреля на этом участке Волги щука большей частью ушла с русла в более или менее крупные боковые протоки, однако далеко не все из них она полюбила. Зубастая хищница предпочитала держаться в широких, до 100 м, и достаточно глубоких протоках, но главным условием ее стоянок было слабое течение. Ее там  оказалось немало, она была хорошо заметна на экране эхолота, поэтому иногда поклевки были вполне предсказуемы.
А вот судака или сома днем в таких протоках мы не поймали ни разу – видимо, им, наоборот, требовалось течение.
      Но одна беда со щукой все же была – попасть в это самое щучье царство было непросто. В месте ответвления проток Волга намыла широкую и мелководную песчаную косу. Именно из-за этой косы и получалось, что течение в самой протоке было довольно слабым. Ход на моторе в такую протоку был невозможен, слой воды – меньше чем по колено, а иногда и того нет. Нам приходилось подолгу тянуть лодку с поднятым мотором, чтобы попасть на нужные места еще засветло.
Проблемой были еще и приглубые места среди мелководной косы – течение, причудливо рассыпаясь на множество струй, повсюду промывало небольшие ямки глубиной до метра, которые изрядно затрудняли нам протаскивание лодки – того и гляди провалишься в них и промокнешь насквозь. Помимо чисто бытовой неприятности это еще серьезная трата времени на переодевание и сушку. Навигатор в такой ситуации оказался бесполезен – все-таки точность приборов, доступных широкому потребителю, в лучшем случае составляет плюс-минус 4 м, а этого достаточно, чтобы искупаться в ямке.
Тут нас очень выручили вейдерсы – забродные штаны. Изначально ими пользовались только нахлыстовики, чтобы ловить в горных реках с холодной водой, стоя в ней по пояс. На первый взгляд, никакой нужды в вейдерсах при рыбалке с лодки нет, однако, попробовав в эту поездку при троллинге, дневном и ночном, надеть их, мы быстро поняли, насколько это удобно и практично.
Во-первых, не страшен никакой дождь: надел еще и непромокаемую куртку – и становишься поистине всепогодным.
Во-вторых, в вейдерсах очень удобно вываживать рыбу, особенно такую крупную, как сом.
Когда переваливаешь трофей из воды в лодку и отцепляешь приманку, всюду остается очень много слизи. Если на тебе обычная одежда, то ты быстро оказываешься почти весь выпачкан слизью, и отмыть ее как следует обычно не удается. В результате  от штанов через пару дней идет мощный не очень-то приятный дух. А вейдерсы отмываются буквально парой движений, и запаха никакого не остается.
В-третьих, забродники оказались просто незаменимы при буксировке лодки в труднодоступные места. В обычных сапогах, даже высоких, нам не удалось бы протащить рыболовецкий катер, не промочив штаны.
Сейчас в рыболовных магазинах без труда можно найти разнообразные по цене и качеству модели вейдерсов. Главная особенность  современных забродников – материал, из которого они сделаны. Как правило, это мембранные «дышащие» пластины, которые пропускают воду в одну сторону – изнутри наружу. А это значит, что внутри одежда и тело в ней остаются сухими. Единственным недостатком вейдерсов была достаточно долгая процедура их надевания по сравнению, к примеру, с «болотниками», однако это небольшое неудобство с лихвой компенсируется очевидными преимуществами – рыбалка становится очень комфортной.
      Тем не менее даже в забродных штанах тащить лодку по лукавому рельефу было относительно комфортно и безопасно только при дневном свете. В темноте было легко сбиться с правильной траектории и угодить в ямку, поэтому на ночной троллинг по щуке мы начинали выходить еще засветло, чтобы благополучно миновать мелкие места.
Однако все наши попытки поймать ночью щуку, увы, ни к чему не привели, во тьме против зубастой мы оказались совершенно бессильны. Если судака и сома мы успешно «раскусили», то щуку нам понять не удалось. Уж чего только мы ни делали, чтобы поймать зубастую – и воблеры меняли, и проходы делали вверх и вниз по течению, и фигурное катание зигзагом пробовали, выше и ниже дневных стоянок проходили. Но ни одной поклевки не было. А эхолот постоянно показывал, что под нами, у дна, стоят какие-то  крупные рыбы. Так что на первый раз результат ночной щучьей ловли оказался, мягко говоря, скудным.
Вывод напрашивается такой, что щука ночью не берет. Так ли это, утверждать наверняка пока не беремся – как оказалось, ночная ловля сильно отличается от дневной, и рыбы часто преподносят сюрпризы.
На дневных щучьих местах в протоке ночью изредка поклевывал судак. Он попадался при обычной, практически прямолинейной троллинговой проводке над глубиной 4-6 м. Фаворитами среди применяемых нами воблеров стали модели 3D Crank фирмы YO-ZURI, раскрашенные под окуня или плотву, а также MANN`S Stretch 15+ и 20+ тоже естественных окрасок. Обследуя с ними 800-метровый участок протоки, мы выловили нескольких товарных судачков весом 1,5-2,5 кг.

 
Как сработали приманки

 

      Какая окраска приманки имеет преимущество при ночном троллинге – ответить на этот вопрос пока не можем. Мы применили все три группы воблеров при ночной ловле*, однако фактов для выводов пока маловато – поклевок было все-таки не так уж много. В основном мы применяли воблеры синей или ярко-зеленой окраски, то есть такие, которые должны быть хорошо заметны рыбе именно при слабом освещении. Именно на них и была поймана основная масса судаков.
Ночью сомы хорошо ловились на типичные «дневные» воблеры, однако эти самые дневные имели как раз нужную для ночи окраску – либо зеле­ные с черными полосками (фирмы MANN’S), либо с синей спиной, серебристыми боками и оранжевым брюшком (RIVER 2 SEA).
Пробовали для ловли судака и «дневные» воблеры – на них тоже были поклевки.
А вот утверждать что-то определенное о светящихся воблерах  пока не можем. Мы их, конечно, ставили, но гораздо реже, чем все остальные, сказался стереотип «от добра добра не ищут» – раз берет на «обычные» воблеры, нечего судьбу испытывать.
Но это вовсе не потому, что светящиеся воблеры плохи, просто на этот раз у нас не хватило времени для выполнения программы во всех аспектах. Так что действие светящихся воблеров ночью еще предстоит оценить.
Еще мы обратили внимание на то, что у рыбы, особенно у судака, поклевки ночью очень смелые, даже более решительные, чем днем, да и рыба ловится крупнее. Возможно, ночью стоит попробовать несколько более крупные воблеры, чем днем.

 
Немного о сверхъестественном. Мистика или реализация скрытых возможностей?

Любительская рыбалка – это не промысел, и в ней главное не количество пойманной рыбы, а те ощущения, которые мы испытываем. От того, насколько они ярки, зависит и общее впечатление от всей рыбалки.
Так вот, впечатления от ночной ловли как раз совершенно другие, нежели от дневной – они даже более сильные. Мы бы не стали столь много внимания уделять лирике, однако все это оказалось чрезвычайно неожиданным и произвело на нас такое сильное впечатление, что захотелось поделиться с читателем своими чувствами.
Надо сказать, что ночной ловлей мы занимались довольно много: и лещей на донки ловили, и хищников на джиги и воблеры взаброс.
      Однако ночной троллинг оказался чем-то совершенно новым. Хорошо известно, что ночью обостряются все чувства, недостаток освещения мобилизует другие системы органов чувств. Прелесть дневного троллинга состоит в том, что поклевка почти всегда внезапная, даже относительно небольшая рыба обозначает себя резким, мощным ударом. Однако ночью, когда чувства обострились, а рука чутко ощущает все движения приманки, нам удавалось буквально за мгновение перед поклевкой, проходя над интересным донным рельефом, почувствовать, что она должна случиться. И когда эта поклевка следовала, то вброс мощной порции адреналина в кровь был запредельным; с учетом того, что ловился не мелкий судак и совсем не мелкий сом, одной рыбы вполне хватало, чтобы заново переживать всю гамму чувств в течение часа.  Будучи материалистами в повседневной жизни,  мы поначалу даже не решались друг другу признаться в этой, казалось бы, полной чуши. Однако воспроизводимость этого явления – предвосхищения поклевки – в последующие ночи, да еще и у нас обоих одновременно, все-таки заставила нас поделиться этими впечатлениями. То, что у нас возникали одинаковые ощущения, означало, что это не галлюцинации и не игры воображения. Скорее всего, мистики тут нет никакой, речь идет о вполне объективных вещах. Мы пришли к выводу, что ради таких ощущений стоит заниматься ночным троллингом. Надо сказать, ничего подобного при другом виде ловли мы не испытывали.

 

 

Подведение итогов
Прокручивая в голове все результаты первого опыта по ночному троллингу, нас не покидало чувство большого успеха. Кое-какие секреты нам все-таки приоткрылись. С другой стороны, было много вопросов, которые остались открытыми и неясными для нас, да и целый ряд трудностей возник.
Главное условие успешного ночного троллинга – быть в хорошей форме, отдохнувшими и выспавшимися. Хочется особо подчеркнуть значение отдыха. Ведь ловля в таком режиме, как у нас – и днем и ночью, очень сильно выматывает, время сна сдвигается, а сам сон получается разорванным. Ночью же очень сильно тянет спать, даже если накануне хорошо выспался. Поэтому, отправляясь на ночной троллинг, стоит хорошо рассчитать свои возможности, так как этот вид ловли требует больших усилий, чем дневная ловля, требуется проявлять большую настойчивость и творческий подход в достижении цели.
      Ловля сома ночью не представляла собой каких-то особых трудностей по сравнению с дневной. Определив «клевые» места, мы применяли обычную прямолинейную проводку, и поклевки следовали достаточно регулярно. Другое дело –поиск судака на открытых плесах основного русла.  Облов глубоких плесов, которые мы совершенно исключаем при дневной ловле, ночью представляет собой весьма даже перспективное дело, хотя и достаточно трудоемкое. В то же время, такая ловля несет с собой массу впечатлений, особенно когда удается правильно выполнить последовательность действий, ведущих к поклевке. На будущее мы думаем о том, чтобы попробовать ловить судаков покрупнее, варьируя воблерами разумного размера и формы. Очевидный недостаток ловли на русле – это движение судов. Глубокие плесы – это все-таки судовой ход, где довольно интенсивное движение, поэтому нужно глядеть в оба не только на экран эхолота, но и на воду, чтобы не угодить под форштевень какого-нибудь рудовоза или танкера. Иногда из-за движения судов приходилось прерывать рыбалку. Однако по ночам интенсивность их появления не очень большая, и мы рассматриваем это скорее как неудобство, чем как принципиальную трудность.
Ночью почти вся рыба хорошо садилась на крючки, в отличие от дневного времени, по ночам у нас не было сходов, при вываживании она надежно засекалась, что в общем, довольно удивительно для судака с его твердым небом и тонкой кожей. Похоже, что ночью рыба более смелая, чем днем.
В ночное время мы не занимались фигурным катанием – не шли на лодке зигзагом. Оно приносило успех только в дневное время, а  ночью этот прием не действовал, да и необходимости в нем не было.
В большинстве случаев мы делали проходы вверх по течению, двигаясь со скоростью 4-5 км/час. Вниз по течению двигались лишь для того, чтобы попытаться поймать сома после его охоты на мелкую рыбу. Попробовать движение вниз по течению, чтобы поймать судака, мы не смогли из-за недостатка времени. В то же время, зная о скате стай мелочи, можно в будущем попытаться и судака половить этим способом.
Вывод наш таков: ночной троллинг – дело, несомненно, перспективное, но достаточно трудоемкое, требует специальной подготовки и большой целеустремленности. Однако при всем при этом сам по себе ночной троллинг резко расширяет возможности ловли, в том числе и в сложных условиях, когда дневная ловля ограничена коротким световым днем или иными обстоятельствами. Кроме того, ночной троллинг – весьма впечатляющее занятие, и в некоторых случаях поимка даже одной рыбы за всю ночь может остаться в памяти навсегда. И конечно, возникает масса вопросов, на которые стоило бы поискать ответы. Поэтому в будущем мы обязательно будем пробовать повторить ночной троллинг в новых местах, а также отрабатывать разнообразные приманки и способы их применения.

Авторы: Андрей Донсков, Кирилл Кузищин

Источник: www.rybolov.ru

Комментарии закрыты.