Трофеи Жардин де Ларейна. Часть 1

      Думаю, что нахлыст – самый таинственный и неизученный метод ловли в нашей стране, особенно когда речь идет о рыбалке в море. Кому-то ловля нахлыстом в водоемах, где нет заметного течения, может показаться абсурдной, однако морская рыбалка нахлыстом нередко является наиболее добычливым и интересным способом ощутить мощь и скорость движения рыбы, изо всех сил стремящейся освободиться от крючка.

      Чтобы вновь ощутить эти ни с чем не сравнимые эмоции, почувствовать обжигающее тепло тропического солнца в середине февраля,  мы вновь отправились на Кубу. В этой поездке принимали участие еще 12 рыболовов из разных уголков России и Украины, а также видеооператор журнала «Рыболов-Elite» Виталий Волков.
Мне и еще нескольким участникам путешествия уже доводилось побывать на острове Свободы, и нам было очень приятно вновь увидеть эту необычную страну, с ее особым колоритом и доброжелательными жителями.
Эту поездку я называю путешествием неспроста  – проведя пару насыщенных дней в Гаване, мы сели в новенький автобус и в течение 6 часов пересекали страну с запада на восток. В небольшом порту Хукаро (Jukaro) погрузились на моторную яхту и за три часа достигли места назначения – это был небольшой плавучий отель «Тортуга» (Tortuga), стоявший в мангровых зарослях архипелага Жардин де Ларейна (Jardin De Lareyna), что переводится с испанского как «Сады королевы».
Размеры архипелага довольно внушительны, он представляет собой цепь островов, растянувшихся более чем на 100 км. Здесь нам предстояло провести 7 дней в компании с рыболовными гидами и обслуживающим персоналом отеля, который порадовал своим комфортом.
Сразу хочу отметить четкую работу рыболовных гидов – они вставали раньше всех, готовили лодки и всегда подавали их вовремя, не позволяя нам страдать от напрасных потерь времени.
Вообще эти скромные провожатые, всегда находящиеся в тени, играют огромную роль в процессе рыбалки, и во многом от их опыта и работы зависит успех. Все они виртуозно управляли катерами на огромной скорости, без всяких средств навигации и карт ориентировались на огромной площади архипелага, среди сотен узких проток в мангровых зарослях. Но, как и все люди, они обладают собственным темпераментом и пониманием рыбалки, выстраивая ее в большей степени по своему разумению…
Мне повезло: мой провожатый Джимми оказался чрезвычайно опытным гидом-нахлыстовиком,    неплохо знавшим английский язык и прислушивающимся к пожеланиям клиента.
Прибыв в отель в середине дня, мы смогли посвятить рыбалке оставшиеся до заката два часа. Все быстро побросали вещи в номерах,  наспех собрали снасти и отправились на разведку.
К вечеру выяснилось, что никто не остался без улова, а некоторые экипажи могли похвастаться поимкой крупных снэперов и каранксов. Мне тоже удалось поупражняться в ловле альбулы нахлыстом.
Говоря о морской рыбалке, я имею в виду ловлю в соленой воде на относительном мелководье. И Сады королевы –   то самое место, где любители нахлыста и, конечно, спиннинга могут почувствовать всю суть спортивной ловли. Я специально подчеркиваю эту особенность данного места, дабы рассеять представление о том, что в море иначе чем  троллингом с крупной рыбой не поборешься.
Впервые мне довелось рыбачить на Кубе на острове Кайо Ларго*. Главное  отличие архипелага Жардин Де Ларейна заключается в его природе, поражающей своим разнообразием. Здесь есть условия для рыболовов любой «конфессии».
Архипелаг дает возможность выбрать нужный район для ловли в зависимости от погодных условий, например при сильном ветре, чего сделать на Кайо Ларго практически невозможно. Рыболовные участки можно разделить на несколько природных зон во внутренних и внешних районах.
В течение дня можно выбирать кардинально иные условия ловли и любой интересующий вас вид рыбы, что особенно важно для нахлыстовиков, целью которых является поимка альбулы, тарпона и пермита в один день – таким образом можно достичь результатов так называемого «Большого шлема» (Grand Slam). Это понятие родилось в США десятки лет назад – рыболов, делая Grand Slam, можно сказать, набирает очки и повышает свой профессиональный уровень, ведь  это совсем непросто.
В этой статье речь пойдет в первую очередь о нахлысте.
      Моей первой целью стала альбула. Места обитания этой рыбы найти относительно нетрудно, по крайней мере, мне так показалось. Ориентируясь по уровню воды, который постоянно меняется, Джимми приводил катер на самые мелкие участки, куда альбула выходит кормиться, собираясь в стайки. Такие места принято называть флетсами  (от английского слова flet – плоский). Все они расположены во внутренней части архипелага и закрыты от ветра островками, которые покрыты сплошными зарослями мангров. Когда начинается отлив, пространства с плоским дном, поросшим травой, с небольшими песчаными пятнами, почти обнажаются. Во многих местах вода по колено, и рыбу можно найти визуально.
Основным признаком присутствия альбулы также можно назвать «тэйлинг» (от английского слова tail – хвост): когда рыба роется в песке, выискивая пищу, над поверхностью воды можно увидеть серебристые хвостовые плавники, сверкающие на солнце.
Альбулы здесь не просто много – ее огромное количество, но моей основной целью стала поимка крупной рыбы, которая очень осторожна и пуглива.
Рыбалка  происходит в основном с лодки, так как большая часть   территории  покрыта мягким илом, по которому ходить попросту невозможно.
Вначале мне было трудно понять, как выделить из стаи наиболее крупный экземпляр и подать мушку именно туда. Чаще всего особи среднего размера ухитрялись опередить увесистого собрата и оказывались на крючке. Обсудив это с Джимми, я попросил его показать место, где можно сойти в воду и побродить по мелководьям взабродку, это позволило бы мне максимально близко подкрасться к рыбе и сделать точный заброс.
      Через 25 минут гонки на полной скорости по узким протокам мы вышли на песчаный залив, на краю которого был небольшой коралловый свал. Подгадав время отлива,  спустились в воду и прошли не менее полукилометра до секретного местечка, куда приходила альбула.
Это была узкая полоса белоснежного песка между рифом и сушей, на которой мы планировали застать стаи рыбы, вышедшие с глубины.
Так все и случилось. Заняв удобную позицию, чтобы ветер дул в спину, мы остановились и стали ждать. Я приготовил удилище 8-го класса, оснащенное плавающим шнуром и длинным подлеском, к поводку была привязана известная имитация креветки Gocha.
Ждать пришлось недолго – опытный гид почти сразу увидел большую стаю альбулы, серым пятном приближавшуюся к нам. Цель найдена, крупные рыбы движутся в дальней от нас части стаи, но подать аккуратно мушку прямо перед ними практически невозможно, поскольку те рыбы, которые находятся ближе, могут испугаться и спровоцировать  бегство всей стаи. И тут Джимми попросил подождать, не забрасывать и посмотреть, что   будет происходить дальше.
Поравнявшись с нами, ровный строй рыбы рассеялся, они окружили нас, но мы продолжали ждать. Только когда стая пошла дальше, в ее арьергарде  мы увидели троицу упитанных альбул, рыщущих в поисках пищи.
Дистанция – максимум 15 м, достаточно просто поднять шнур в воздух и аккуратно положить мушку на пути рыбы.
Как только искусственная креветка приводнилась, альбулы сразу заинтересовались ею, и я моментально ощутил хватку. После подсечки никто из остальных собратьев атаковавшей рыбы не почувствовал тревоги, а хищница с мушкой в пасти устремилась на глубину.
Мне пришлось поднять удилище как можно выше, чтобы уберечь подлесок от острых кораллов. Альбула, не сбавляя скорости, исчезла вдалеке, мой шнур уже давно выскользнул из «тюльпана», и теперь нас связывал только бэкинг, который, к слову, тоже мог быть легко обрезан о коралловую кромку.
Но все обошлось, через несколько минут мне удалось сократить дистанцию до минимума, и красавица альбула оказалась в моих руках. Джимми оценил ее вес: не менее 9 фунтов. Это стало для меня личным рекордом.
Впоследствии каждый день мы ловили много этой рыбы, и я не уставал поражаться разнообразию тех мест, где она водится, и количеству стай, которое видел за день. Джимми как опытный нахлыстовик призывал меня к достижению Grand Slam, поэтому мы быстро меняли места ловли, следующей целью становился тарпон.
Этот хищник может достигать поистине исполинских размеров, до 80 кг, но я прекрасно понимал, что шансы поймать гиганта не столь высоки. Основной причиной этому был сезон – мы приехали в феврале, когда благоприятная погода только начинает устанавливаться. По статистике, лучшим временем для ловли крупного тарпона считается период  с июня по октябрь.
      Однако меня это совершенно не смущало, и я всегда с большим энтузиазмом относился к предложению гида отправиться на поиски серебристого «акробата». Это прозвище, по моему мнению, тарпон получил абсолютно справедливо – ни одна рыба, пойманная мною, не делала столько прыжков и кульбитов, желая избавиться от мушки, впившейся крючком в ее пасть.
Сначала мы выбрали самый простой способ – это ловля в узких мангровых протоках, где небольшие тарпончики гуляли целыми стаями по 10-15 рыб и сразу выходили навстречу лодке, услышав звук мотора. По какой причине их так привлекал этот гул, я так и не понял, но клевали они исправно и так же методично улетали в мангровые заросли, будучи подсеченными.
Ловля эта носила скорее развлекательный характер, так как тарпонов было много, и все они были мелкими, в пределах 5 кг, поэтому вскоре  мы отправились на поиски более внушительных трофеев.
Мне особенно запомнился один из первых дней, когда мы в поисках увесистого тарпона отплыли от отеля на расстояние не менее 40 км.
Погода была не лучшая – дул сильный ветер, иногда становилось совсем пасмурно и даже прохладно. Приходилось постоянно прятаться от порывистого ветра и ловить в тихих заливчиках, которые не приносили ничего существенного.
Активно работая  9-футовым одноручником 12-го класса, я уже изрядно утомился (надо заметить, что забросы слаботонущего шнура  на максимальную дистанцию в ветреную погоду на протяжении нескольких часов – занятие не из легких, особенно когда тебе доводится делать это всего дважды в год).
И тут мой провожатый предложил резко сменить место ловли, но предупредил, что место очень специфичное, потому что в сильную волну ловить там практически невозможно.
Я согласился, и после очередного ралли среди зарослей мы вышли на обширный участок – так называемый канал, соединяющий два больших острова. Все вокруг сразу изменилось, вода стала небесно-бирюзового цвета. Мы взяли курс на видневшуюся вдалеке полосу темно-синего цвета. Такие места здесь тоже называют каналами, думаю, потому, что словарный запас кубинских гидов несколько ограничен.
Приблизившись к намеченному месту, Джимми заглушил мотор и принялся ждать. Я поначалу даже не понял, чего мы ждем, так как лодка стояла у глубокого канала шириной около 40 м. И как здесь искать рыбу? Можно, конечно,  просто облавливать все вслепую, но руки уже не очень-то и слушались, и надежда, по правде говоря, начала понемногу угасать.
Вдруг гид подал знак, указывая в сторону по левому борту. Я увидел небольшую стаю тарпонов, которая спокойно двигалась у поверхности воды, выныривая и показывая спины. Это явление называется здесь rolling tarpon, я понял его как «катящийся тарпон».
Когда стая  приблизилась, удачная позиция лодки позволила мне сделать  хороший дальний заброс.  Дав шнуру погрузиться примерно на метр, я начал проводку и через мгновение  почувствовал такой резкий рывок, что шнур чуть не выскользнул из рук. Рыба, молниеносно взяв мушку, резко развернулась и подсеклась сама.
      Вдруг шнур стал пониматься к поверхности, и из воды взмыл в воздух роскошный тарпон уже совершенно других размеров, нежели ранее виденные мною. В таких случаях требуется опускать удилище к воде и не слишком  сильно натягивать шнур, но как только рыба обрушивается в воду, нужно продолжать довольно агрессивное вываживание, не давая слабины.
Тарпон продолжал свои акробатические упражнения, не уходя далеко от лодки,  пока не устал и не пожаловал на борт. После торжественного выпускания рыбы на волю я подумал, что моя миссия на сегодня закончена, но не тут- то было.
Новая стая проголодавшихся тарпонов приблизилась на расстояние «выстрела», и опять первый заброс в их направлении принес положительный результат, но во время одного из прыжков рыба сошла.
Вообще довести тарпона до лодки – уже большая удача, потому что пробить жалом крючка его твердую пасть всегда очень трудно. Остается надеяться, что мушка окажется глубоко внутри, и крючок войдет в более мягкие ткани.
Итак, буквально за полтора часа мне удалось ощутить более десятка поклевок, провести такое же количество сражений и в четырех из них победить.
Финал рыболовного дня стал настоящей неожиданностью, о которой я сразу после возвращения на «Тортугу» рассказал  другим участникам поездки, но в ответ услышал очень любопытную информацию.
Большинство рыболовов нашей компании отдавали предпочтение спиннинговой ловле и также не однократно видели «катящегося тарпона», однако на их спиннинговые приманки он почти не реагировал, а те рыбы, что соблазнились особо привлекательными приманками, все же ухитрились сойти с острых тройников.
Некоторые рыболовы, пытаясь решить хитроумную задачу  поимки предприимчивого «акробата», использовали нахлыстовые мушки, огруженные свинцовыми «чебурашками», и добились успеха.
Это навело всех на мысль, что в середине февраля тарпон больше предпочитает мушку, нежели спиннинговые приманки любого типа, а перепробовано было все, от воблеров до виброхвостов. Сама мушка не представляет  собой ничего сложного с точки зрения конструкции и техники вязания, все детали выполнены из  тонких полосок кроличьей шкурки, окрашенных в разные цвета.
Впоследствии выяснилось, что  в наиболее уловистых мушках объемистая красная или оранжево-желтая голова  сочеталась с черным хвостом, содержащим немного перламутрового люрекса. Важным элементом является качественный крючок, я использовал TMC 600 размера 4/0 из толстой проволоки, с химически заточенным жалом оригинальной формы, что позволяло надежно подсекать тарпона и удерживать его на крючке до финального фотографирования с добычей в руках.
Третьей рыбой, представляющей интерес для достижения почетного титула «Обладатель Grand Slam», является пермит. Наверное, это один из самых загадочных, а главное – сложных, с точки зрения ловли, представителей местной ихтиофауны. Считается, что, если твоя цель – Grand Slam, поймай пермита, а добыть альбулу и тарпона уже не так трудно.
      Пермит очень осторожен и пуглив, чаще всего ходит в одиночку либо парами. Насколько я понял, проводя каждый день по нескольку часов в ожидании еле уловимого силуэта с черными плавниками, сначала нужно «поймать» момент во время отлива, когда воды еще достаточно, чтобы скрыть высокое тело рыбы, но при этом не так много, чтобы ее силуэт был различим на фоне кораллов.
Пермит питается различными моллюсками и ракообразными, поэтому чаще всего его пытаются соблазнить имитациями краба. После первых неудачных попыток  заинтересовать рыбу подобными приманками разных размеров и цветов выяснилось, что он крайне разборчив в отношении мушек.
Но дело было не только в мушке или точности заброса, а в психологии. Когда ты остаешься практически один на один с рыбой и понимаешь, что успех зависит от единственного заброса, который ты успеваешь сделать в течение очень короткой встречи, продолжительностью всего несколько секунд, волнение сковывает тело и сознание.
Напряжение возникает еще до заброса, в процессе поиска, поскольку требуется максимальная сосредоточенность.
Следует обращать внимание на малейшие признаки присутствия пермита и моментально реагировать на команды гида. Вот где  Джимми просто поразил меня своим знанием повадок и мест обитания этих рыб.
Были моменты, когда мы выходили на травянистые пастбища, где скорее всего и можно найти пермита. Это большие открытые пространства, не защищенные от ветра, где даже легкий бриз создает мелкую рябь на поверхности воды, а если еще и дно темное, возможность увидеть цель наших поисков сводится практически к нулю.
Несмотря на это, гид своим опытным глазом умудрялся заметить  малейшее нарушение в стройном ряде волн и определить направление заброса. Однако все мои старания оставались безуспешными.
Каждое утро во время отлива мы выходили к островам, окаймленным кораллами, и почти сразу видели пермитов, кормящихся в прибойной волне. Но ни один из них так и не пожелал отведать изысканного угощения из моей коробки для мушек.
Вывод из всего этого только один: пытаться ловить пермитов в следующий раз и максимально внимательно готовится к этой рыбалке.
Желание добиться Grand Slam, было велико, но ограничиваться  исключительно  этим мне тоже не хотелось, поэтому Джимми с легкостью менял тактику ловли, и мы переключались на поиски снэперов и каранксов. Среди их многочисленных разновидностей отдельного внимания заслуживает каранкс, которого местные называют просто «джеком», или Jack Crevelle. Обитает он в «каналах», впадающих в открытое море, а также в глубоких ямах среди мелководных участков. Чтобы не заниматься облавливанием больших площадей на каналах, мы останавливались у этих ям, ничем не примечательных на первый взгляд. Используя удилище 12-го класса с медленно тонущим шнуром и мушкой для ловли тарпона, можно добиться практически 100%-ной  эффективности рыбалки.
       Интересно, что очень часто за стримером из глубины поднималась целая стая «джеков» разного размера, но атака происходила не сразу. Требовалось резко ускорить проводку до придела, каранксы приближались к самой лодке, и в последний момент кто-то из стаи бросался на приманку.
Описать свои ощущения в этот момент довольно трудно, уж очень азартна такая рыбалка, да и та сила, с которой рыба желала вернуться в свое глубокое убежище, просто поражала. Создавалось впечатление, что и 12-го класса маловато, чтобы сражаться с этими ребятами.
В общем, охота на «джека» в полной мере скрасила неудачи в ловле пермита, и я считаю, что нахлыстовая рыбалка удалась на славу.
Меж тем остальные члены экспедиции с успехом занимались спиннинговой ловлей, которая была не менее увлекательна…

(Окончание статьи читайте здесь)

Автор: Алексей Божук

Источник: www.rybolov.ru

Комментарии закрыты.