Особенности нижневолжского глухозимья

Говоря строго, того глухозимья, которое известно рыболовам других регионов, у нас, на Нижней Волге, не бывает. Да и какое уж тут глу­хо­зимье, если в последние годы лед на водоемах застывает в середине, а то и в конце декабря, а растаять может уже в начале марта?

      Но все же в феврале, особенно если зима холодная и снежная, в поведении многих видов рыб появляются особенности, которые позволяют выделить глухозимье в особый период, отличающийся от первого и последнего льда. Знание таких особенностей и позволяет рыболову быть пусть с небольшим, но стабильным уловом в этот нестабильный период.
Как и в других регионах, на наступление глухозимья указывают устойчивая холодная погода, наросший толстым слоем лед и снеговая подушка на нем, препятствующая доступу света и кислорода. Но практика рыбалок последних лет показывает, что на сильное ухудшение клева рыбы влияют не столько эти негативные факторы, сколько начавшееся изменение погоды, которая с середины-конца февраля начинает «поворачивать на весну». Вот этот переломный момент и является для нижневолжских рыболовов самым трудным, потому что клев рыбы в это время ухудшается буквально в разы.
Далеко за примерами ходить не надо.
В феврале прошлого года мы с женой отправились на рыбалку в день главного мужского праздника – 23-го числа. Собирались выставить на озере жерлицы вдоль затопленных еще с осени береговых кустов, в которых всю зиму держалась и клевала щука. Живцов планировали наловить тут же, поскольку в прошлые рыбалки никаких проблем у нас с этим не было.
Обычно мы бурили лунку в 5 м от обрывистого берега, заросшего мелколесьем, и высыпали в нее немного мелкодисперсной прикормочной смеси, размешивали ее черпаком. Уже через 10 минут, привлеченные аппетитной мутью, под лункой собирались стайки густерок, красноперок и плотвичек размером с указательный палец – для местной щуки самое то, что нужно. Насадить на крючок миниатюрной мормышки небольшого вертлявого опарыша и наловить живцов было уже делом техники.
Надо сказать, что мелочи в этом озере всегда было много, и она охотно отзывалась на любую прикормку и насадку, так что все должно было развиваться по привычному сценарию. Да и погода в тот праздничный день нам благоволила: с утра придавил небольшой, до –10о, морозец, но ветра не было, и медленно поднимающееся в морозной дымке красноватое солнце обещало погожий день.
Пока добрались до озера, температура поднялась почти до нуля, и лунки покрывались лишь тонкой слюдяной пленкой, а потом и вовсе перестали замерзать. Как обычно, откомандировав Настю ловить живца, я пошел к противоположному берегу бурить лунки и выставлять жерлицы, чтобы потом сразу наживить их рыбешками.
Но с живцами в этот раз облом получился полнейший: сколько мы ни изгалялись, что бы ни делали – все было бесполезно. Казалось, что озеро просто вымерло. Но мы-то знали, что это не так. Просто в глухозимье наступал тот самый перелом, на который так болезненно отреагировали все обитатели этого небольшого водоема. Делать было нечего, и, горько повздыхав, мы пошли снимать напрасно расставленные жерлицы.
Не так болезненно, но все же заметно реагируют на происходящие в природе изменения и обитатели крупных речных затонов.
В тот же день, на который выпала наша неудачная жерличная рыбалка, мне позвонил знакомый рыболов, который выбрал место в затоне неподалеку от озера, где намеревались ловить мы. Он тоже был обескуражен тем, что повсеместно и охотно клевавшая до того времени плотва воротила нос от любых предложенных ей приманок, и за весь день, проведенный на льду, ему удалось «вымучить» лишь пару десятков серебристых рыб. Хотя буквально за неделю до этого средние уловы плотвы на затоне измерялись сотнями штук…
Тем не менее глухозимье – это не повод опускать руки. Ведь даже в этот непростой период рыба продолжает питаться, а значит, ее вполне можно ловить. И тем интереснее подбирать к ней ключик.

 

 

Кормить или не кормить?

Все существующие рекомендации для ловли в глухозимье, следуя которым мы, по идее, не должны остаться без улова, можно свести к нескольким основным пунктам:
– снасть должна быть максимально тонкой и чувствительной, а приманка – миниатюрной;
– не стоит злоупотреблять прикормкой;
– отдавать предпочтение надо мелкодисперсным и малокалорийным смесям, так как рыба в глухозимье питается мало и насыщается очень быстро;
– необходима частая смена лунок и при этом тщательный их облов, потому что рыба в пассивном состоянии не сразу хватает приманку, мельтешащую перед ее носом;
– особое внимание следует уделять качеству проводки.
Все эти рекомендации в принципе верны и для рыбалки в глу­хо­зимье на Нижней Волге. Особенно это касается ловли плотвы и густеры в речных затонах и крупных озерах. Если в течение зимы основную ставку можно сделать на грамотное прикармливание, благодаря которому под лункой удается собрать изрядное количество рыбы и успешно ловить ее, не сходя с одного места, то в глухозимье такой фокус уже не проходит. В глухую пору плотву и густеру приходится постоянно искать, пробуривая новые и новые лунки. С каждой после удачного облова удается снять лишь двух-трех рыб, после чего лунка замолкает, и приходится бурить и «раскачивать» следующую.
Но что касается прикармливания, то в этом правиле существуют и очень интересные для рыболова исключения.
В один из последних дней февраля погода разбушевалась не на шутку: с ночи ветер гнал по небу лохмотья туч, и хотя термометр за окном показывал около нуля, из дома выходить не хотелось. Но все же запланированную рыбалку мы откладывать не стали, поскольку накануне приобрели в магазине живцов. Да и до затона было совсем недалеко.
Ко времени нашего прихода порывы ветра согнали со льда весь снег, сделав его гладким и скользким, поэтому идти было непросто. В воздухе царила сырость.
Пока я, отыскав береговую бровку, расставлял вдоль нее жерлицы, Настя пробурила пару лунок, прикормила их, установила палатку и спряталась там от ветра.
О прикормке стоит сказать особо. Уже вечером перед той рыбалкой мы обнаружили, что запасы магазинной прикормки у нас иссякли, и на рыбалку брать нечего. Тогда я, не мудрствуя лукаво, смешал панировочные сухари, ячневую и кукурузную крупу, манку, геркулесовые хлопья и для запаха добавил ванилина. Вот такой дешевой и сердитой смесью Настя и закормила свои лунки, не очень надеясь на успех.
Рыбалка с жерлицами у меня не заладилась – порывы ветра постоянно сбивали флажки или вовсе двигали снасти на гладком льду. Порядком устав их поправлять и демонстративно отвернувшись, я взял удочку с тяжелой вольфрамовой мормышкой, наживил ее изрядным пучком мотыля и стал проверять лунки в поисках активного окуня.
Часа за два такой рыбалки, озябнув на ветру, который к середине дня стал дуть еще сильнее, я сумел «вымучить» только одну рыбешку размером с ладонь. Она мне показалась то ли мелким жерехом, то ли огромной уклейкой (только дома я признал в ней небольшого подуста, которого и летом в наших краях ловят не часто).
Решив, что ловить больше нечего, я подошел к палатке и предложил Насте собираться. Жена охотно согласилась, из чего я сделал вывод, что клева у нее тоже нет, потому что от клюющей рыбы Настя никогда не уходит. И очень удивился, когда она показала мне свой улов, состоящий из пяти голавлей по 300 г и одной пузатой плотвицы. Для ненастного февральского дня это был достойный и, признаться, неожиданный результат.
Но больше всего я удивился дома, когда при чистке рыбы обнаружил, что кишечники голавлей и плотвы битком набиты моей прикормкой…

 
Как встретиться с окунем

      Во второй половине зимы существенно осложняется поиск и ловля даже такой «безотказной» рыбы, как окунь. В глухозимье гораздо меньше перемещается по водоему, выбирая для своей стоянки и небольших перемещений наиболее привлекательные локальные места, и обнаружить их – уже половина успеха.
Несколько лет назад в феврале на одном из пойменных озер нам посчастливилось найти такое место, и оно стабильно работало до самой весны. Клев среднего по размерам окуня начинался там с рассветом и продолжался час, от силы два, значительно ослабевая к десяти часам утра и полностью сходя на нет к обеду.    Лучше всего окунь брал на небольшую легонькую «овсинку», покрытую черным лаком, с подсадкой двух-трех мотылей. А вот на более крупные и яркие мормышки, и тем более на блесны и балансиры окунь клевать наотрез отказывался. Причем работали только две-три лунки в небольшом закутке под обрывистым берегом, где была максимальная для этого водоема глубина – 2 м, а весь участок ловли занимал всего несколько квадратных метров. Что заставляло окуня кучковаться в этом месте? Предполагаю, что здесь под лед с обрывистого берега, нагреваемого солнцем, поступали ручейки талой, насыщенной кислородом воды.
Еще одна причина, осложняющая ловлю окуня во второй половине зимы, заключается в том, что брюшки этих рыб начинают распирать почти созревшие икра и молоки, что заставляет окуня питаться выборочно – только мелким мальком и водными насекомыми. Хотя и у этого правила есть исключения.
Дело было в самом конце февраля, когда уже третью неделю давили неожиданно нагрянувшие 20-градусные морозы, да еще с пронизывающим восточным ветром. И вот в это время в нашем поселке решено было провести любительский чемпионат по ловле на мормышку. Хотя погода была совсем не подходящая для этого вида ловли, все же в назначенный день и час в речном затоне собралось человек двадцать, пожелавших рыбачить в столь экстремальных для нас условиях.
Как и в предыдущие дни, погода была солнечная, с морозом и пробирающим до костей ледяным ветром, поэтому время соревнований решено было ограничить двумя часами. После сигнальной ракеты основная масса рыболовов отправилась на мелководный полив, где еще имелись остатки прошлогодней растительности, чтобы поискать там плотву, и лишь несколько соревнующихся, в том числе и я, стали бурить лунки вдоль оконечности песчаной косы, где должен был держаться окунь.
Всего пара увесистых окуней уже могла обеспечить почетный титул чемпиона, поэтому мы шли на всевозможные ухищрения, чтобы раздразнить мормышками полосатого. Но все было тщетно.
Привлеченный нашей суетой, с противоположного берега пришел рыболов, удивший на балансир, – пробурив лунку неподалеку, он сходу поймал двух окуней по 200 г, потом отошел немного и выловил еще одного. А мы, соревнующиеся, так и не смогли уговорить полосатого мормышками с соблазнительным пучком рубиновых мотылей, и на взвешивание не было предоставлено ни одного окуня…
Поэтому, даже зная о том, что во второй половине зимы окунь чаще всего отдает предпочтение миниатюрным приманкам, о балансире тоже забывать не стоит.

 

 

Подскажет течение

      Последние годы жизнь рыболовов осложняет значительный подъем воды в Волге, который происходит поздней осенью или в самом начале зимы. Энергетики объясняют это тем, что приходится сгонять лишнюю воду после обильных осенних дождей, и она заполняет водохранилища Волго-Камского каскада. Однако не только осенью, но и в течение всей зимы уровень воды в Волге и связанных с нею водоемах колеблется довольно существенно. И бывает, что после очередного подъема выдавленные из-подо льда излишки воды затопляют берега, и рыболовам приходится строить импровизированные переправы.
Влияние на клев такие колебания уровня воды оказывают неоднозначное. С одной стороны, чем больше воды в Волге, тем лучше ловится в речных затонах плотва, которая массово заходит в них с подъемом уровня.  Но, с другой стороны, именно поднявшаяся вода очень осложняет ловлю в пойменных озерах, которые, выходя из берегов, затопляют прибрежные кусты и заросли. Живущая в озерах рыба разбредается по увеличившейся площади, а окунь и щука так и вовсе забиваются в затопленные кусты и камыши, и приходится их там искать…
Но все же во второй половине зимы уровень воды в Волге начинает спадать, вода уходит из пойменных озер, вслед за ней начинает оседать и с громким хрустом ломается лед по берегам, приминая кусты и калеча деревья. В самом начале этого процесса воды подо льдом может быть не видно, но все же местные рыболовы прекрасно знают те ерики и ручьи, по которым вода заходит в пойменные озера, а потом и покидает их при понижении уровня.
Вот в таком месте мы и оказались с Настей в морозный и солнечный февральский день. В большое продолговатое и глубокое озеро, одним своим концом соединяющееся с рекой, впадал подо льдом ручей, вытекающий из соседнего озера. И озеро, и ручей были покрыты толстым слоем снега и льда, поэтому о том, какое движение воды происходит под ним, мы узнали, только когда пробурили лунки и опустили в них свои мормышки.
Наши снасти оказались слишком легкими для здешнего течения, оснастки сразу же потащило в сторону.  Поняв, что следует привязать мормышку потяжелее, я стал вытягивать леску, как вдруг почувствовал сильный рывок. На снасти забилась какая-то рыба, которая ходила широкими кругами, грозя обрезать тонкую «паутинку» об острый край лунки.
Это был голавль. Он глубоко заглотил миниатюрную мормышку с колечком мотыля, которой я рассчитывал привлечь уклейку. Пока возился, отцепляя крючок, увидел, что и Настя начала борьбу с каким-то упористым соперником – им оказался толстогубый подлещик граммов на триста.
Решив не менять пока мормышку, я снова запустил ее под лед, увидел, как подхватило ее течение, и стал отпускать от лунки, контролируя пальцами сход лески. Вскоре уже знакомый рывок заставил сделать подсечку, и второй голавль забился на льду рядом с первым. Насте тем временем попался хороший окунь.
Оказалось, что здесь, на вытеке из ручья, рыбы устроили настоящее пиршество, хватая корм, сносимый током уходящей из озера воды. Найти такое место и оказаться на нем в нужное время для рыболова – большая удача. А между тем чаще всего вода в наших озерах начинает спадать именно тогда, когда рыболовы, отсиживаясь дома, пережидают период глухозимья.
Вот почему, на мой взгляд, нельзя упускать любую возможность рыбалки со льда, тем более что у нас на Нижней Волге в последние годы природа отводит для этого все меньше и меньше времени…

Автор: В.ВОЛКОВ

Источник: www.rybolov.ru

Комментарии закрыты.