Отпускаем рыбу

Грядет новый летний сезон, рыболовы готовятся к предстоящим выездам, планируя свои путешествия в зависимости от предпочтений и приоритетов. Кто-то отправится на Нижнюю Волгу, кто-то – на Среднюю; приверженцы северной рыбалки забросят снасти в Карелии и на Полярном Урале. Любители самых дальних поездок и экзотики могут встретиться друг с другом где-то на Дальнем Востоке. И несомненно, что рыбы поймано и отпущено будет немало. 

      Но давайте задумаемся и посчитаем, так ли много рыбы отпускается обратно, как об этом говорится.
Подавляющее большинство моих знакомых рыболовов (сюда не входят соратники и друзья) до сих пор увозят домой все, что удалось добыть во время таких поездок. Причем люди это в большинстве своем не бедные, но почему-то они не могут в определенный момент сказать себе: «Стоп, хватит хапать».
Оправдания владельцев джипов за три-четыре миллиона рублей и катеров за миллион звучат обычно так: «Родственники заказали свежей рыбки». Еще можно было бы понять и оправдать их действия, если бы «бедной» родне привозилось с рыбалки на раздачу 20-30 кг рыбы. Большая семья, любят все в этой семье рыбу – всякое может быть. Но когда 30-40-кило­грам­мо­вые мешки с добычей не влезают ни в вертолет, ни в лодку, ни в снегоход – это уже не рыбалка, а «аттракцион неслыханной жадности».
Давайте прикинем, сколько нужно рыбы, чтобы удовлетворить гастрономические потребности средней семьи. Муж, жена и двое взрослых детей «осилят» кастрюлю ухи и сковороду жареной или тушеной рыбы за 3-4 дня при условии, что в семье все едят рыбу, не воротя нос. Получается, что 6-7 кг свежайшего речного продукта (одна крупная щука) должны обеспечить вкусной и питательной пищей семью из четырех человек на неделю.
Если удачливый рыболов собирается не только накормить семью свежей рыбой, но и сделать заготовки в виде замороженного филе, консервов, вяленой или копченой рыбы, то здесь тоже существуют свои разумные пределы. Улов в 50-100 кг, пока он не испортился, надо успеть переработать, что отнимает на рыбалке много времени и сил.
Каждый год без перерывов я узнаю от знакомых об очередном заготовительно-продуктовом фиаско некоторых «добытчиков», которые не рассчитали своих сил и возможностей, и на летней жаре у них протухли десятки килограммов пойманной рыбы.
      Когда ловля происходит в щадящем режиме, и большинство пойманных рыб обретают свободу, никто не остается в накладе – рыболовы испытали желанные эмоции и запаслись добычей в разумных пределах, а отпущенная рыба вновь пошла гулять, продолжая свой род и радуя других рыболовов своими поклевками. Но если рыболов алчен и скареден, то ему совсем не обязательно пользоваться чисто браконьерскими снастями, чтобы натворить бед.
Я неоднократно убеждался, что грамотный рыболов-спиннингист может за день поймать столько рыбы, сколько самому прожженному браконьеру-сетевику и во сне не приснится. На заре моей рыболовной молодости такие открытия порождали восторг и желание похвастаться не только перед коллегами-рыболовами, но и перед всеми, кто внимал красочным рассказам и радовался чужим успехам.
С годами пришло осознание того, что в большинстве случаев при обсуждении с местными или незнакомыми заезжими рыболовами прошедшей рыбалки лучше было промолчать или слукавить, скрыв истинное количество и качество улова. Не тая никаких секретов, щедро делясь опытом, знаниями и приманками, мы часто сами провоцировали нашествие на водоем ненасытных и совершенно не адекватных ситуации рыболовов.
Не хочу приводить здесь названия конкретных озер и рек, повинюсь лишь в том, что слишком длинный язык, не только мой, но и моих товарищей, загубил в Челябинской области немало изобильных рыбой водоемов. Следствием стал тот факт, что из-за вызванного нашей информацией нашествия рыболовов-«добытчиков» богатые хищником немаленькие озера оказывались полностью «выдоены» за три-четыре года, а небольшие речки опустели за один сезон. Иной раз доходило до того, что на пустовавших до рыболовной экспансии берегах через пару лет некуда было припарковать машину, а процесс накачивания лодки превращался в общение с массой абсолютно неинтересных и нудных знакомых, с которыми и в городе встречаться не сильно-то хотелось.
И эти шапошно знакомые туго набивали заранее припасенные полипропиленовые картофельные мешки пойманной рыбой, еле впихивали их в багажники своих автомобилей, но уже на следующий день вновь оказывались во всеоружии на водоеме. И снова добывали и добывали…
Хоть какую-то надежду вселяет тот факт, что с каждым годом все больше рыболовов отпускают почти всю пойманную рыбу обратно в водоем. Многие оставляют себе лишь то, что могут съесть в ближайшие дни, некоторые вообще не берут ничего. Даже те закоренелые добытчики из середины 90-х, кто забирал домой после жерличной рыбалки даже уснувших живцов, все чаще отпускают мелочь обратно в лунку на радость зимнему хищнику.
Но – увы! – ряды хапуг пополняются все новыми и новыми членами. Приведу такой пример.
      Мой старый товарищ, бывший летчик малой авиации, который и показал мне в свое время всю прелесть северных рыбалок, в прошлом году съездил со своей компанией из четырех человек на Ахтубу.    Останавливались на базе. Вернувшись домой, он взахлеб отчитался мне по телефону о великолепной поездке.
Подготовились товарищи к ней основательно, хотя в этих краях были впервые. Накануне их приезда на базу прибыл рефрижератор-холодильник «Соболь», который они загрузили в обратный путь под крышу. По словам бывшего летчика, получалось, что мороженой рыбы у них вышло по 350 кг «на нос», а загружать холодильник они перестали лишь потому, что в него больше ничего не вмещалось.
А самое печальное – это размер добытых «трофеев». Максимальный размер выловленных экземпляров составлял: окунь – 0,5 кг, жерех – 1,5 кг, судак – 2,5 кг, щука – 3 кг, сом – 5 кг! Полторы тонны мелкого хищника загубили за неделю всего четыре рыболова-отморозка. А сколько таких «красавцев» посещают Ахтубу за сезон?
Гораздо больше понимания вызывают даже тюменские браконьеры-сетевики из расположенных по берегу Иртыша небольших сел, которых мы неоднократно встречали в процессе рыбалок. Деваться им просто некуда, прокормить семью и содержать хозяйство можно лишь с помощью нелегальной рыбной ловли. Спекулянты-перекупщики скупают у них леща по 5-7 руб. за 1 кг и тут же продают на федеральной трассе по 1-1,5 тыс. за штуку (правда, уже вяленого или копченого).
Понять местных еще можно, можно даже им посочувствовать, но действия  хапуг-спиннингистов, уничтожающих в угоду собственным амбициям и азарту больше тонны рыбы за выезд, – это вне понимания нормального рыболова.
В одной из своих статей я уже рассказывал, какое неоднозначное впечатление произвели мы с товарищами на гостей и персонал одной балхашской базы. Опуская всех пойманных сомов, жерехов и судаков, мы каждый день повергали в шок присутствующий народ. Егеря, в обязанности которых входила переработка улова клиента, местные посетители базы, складывающие в садок самых мелких плотвичек и сорожек, повара, привыкшие к ежедневным капризам рыболовов при приготовлении пойманной ими рыбы, – все пребывали в недоумении, почему это мы, проехав 3000 км, не забираем с собой улов. Все доводы и объяснения разбивались о железобетонный аргумент: «Ведь за все заплачено…»
На северных реках ситуация аналогичная. В горячее время августа и сентября на популярных реках Урала и Сибири происходит настоящая заготовка «сырья». Жители ближайших населенных пунктов, гости из соседних мегаполисов и приезжие столичные «варяги» с упоением ловят, солят, филеруют и коптят сотни килограммов щуки, окуня и язя. По берегам там и тут стоят десятки цветных пластиковых бочек, в которые браконьеры ук­ла­ды­ва­ют свою добычу. И неважно, что вывозить все это до дома придется минимум двое суток, что часть заготовленного пропадет в дороге, что можно попросту надорваться, таская «свое, родное»…
Завидев издали веселого цвета бочонки, мы стараемся пройти быстрым ходом мимо. Общаться с хозяевами «мини-рыбзаводов» нет никакого желания. Возможно, именно по этой причине все чаще мы стараемся забраться подальше в глушь, выбирая для поездок на северные реки далеко не лучшее время. Июнь и июль все больше нравятся нам в плане спокойной вдумчивой рыбалки. Это время, когда нашествие  жадных орд «рыболовов» еще впереди, а пока у нас появляется редкая возможность спокойно ловить рыбу и спокойно ее отпускать.
      …В свое время в своей компании мне тоже пришлось нелегко – я долго добивался того, чтобы весь пойманный хищник, который не идет на пропитание, был отпущен. В конце похода можно взять для домашних любителей вкусной рыбки несколько хвостов, но при «железном» условии, что они доедут до дома в товарном виде. Если есть хоть малейшее сомнение в возможности доставить северные гостинцы близким в сохранности и без потери свежести, клюнувших хищников после вываживания незамедлительно отпускаем обратно.
А условий, при которых пойманная рыба может так и не побаловать любителей рыбной кухни своим нежным вкусом, множество. Это и высокая температура, и нелетная погода, и длительная обратная дорога. Все эти факторы надо учитывать при определении количества улова, который можно забрать с собой с водоема по окончании рыбалки.
Теперь мы все твердо придерживаемся этих правил. И при этом чувствуем себя прекрасно. И рыба чувствует себя прекрасно. И мы знаем, что впереди у нас еще много прекрасных встреч с нею. И никакой вины перед природой…

Автор: А. Потапов

Источник: www.rybolov.ru

Комментарии закрыты.