Вопрос жизни и смерти

В журнале «Рыболов» №3/2011 под рубрикой «Мнение» была опубликована статья А.Гузенко «Где половить рыбу, если везде «нельзя»?» – отклик на мою статью, напечатанную в №11/2010 под названием «Что грозит за ловлю краснокнижных рыб», которая, процитирую автора, «задела за живое многих рыболовов в Южном регионе».

      Конструктивной дискуссии о проблемах охраны редких и исчезающих рыб и ведения Красных книг А.Гузенко предпочел повальную критику. Под ширмой защиты интересов «человека с удочкой», ссылаясь на весьма сомнительные факты, он очернил рыбохозяйственную отрасль и существующую природоохранную систему нашей страны. И хотя отчасти его критика не безосновательна, он все же чрезмерно сгустил краски.
Основные идеи, излагаемые А.Гузенко в своей статье, сводятся к следующему: рыболовы-любители – это безобидный общественный класс, не наносящий особого вреда рыбным запасам. Правоохранительные органы ловят только рыболовов-любителей и закрывают глаза на более существенные нарушения. Охрана и воспроизводство рыбных запасов в современной России налажены очень плохо. За границей и у нас при царе все было намного лучше. Основными нарушителями природоохранного законодательства являются чиновники – у них на столах в изобилии лежат запрещенные к вылову рыбы. Чиновники хотят отогнать от водоемов людей с удочкой, чтобы самим ими пользоваться. Красные книги и другие запреты созданы в интересах чиновников и для того, чтобы у правоохранительных органов была возможность штрафовать людей с удочкой. Красные книги не нужны.
Считаю необходимым возразить господину Гузенко, дать разъяснения по ряду затронутых им аспектов и по возможности реабилитировать рыбохозяйственную отрасль и Красные книги в глазах читателей журнала «Рыболов».
В начале своей статьи автор приводит почти детективную историю о том, как ОМОН доставил его в отделение милиции за фотосъемку колонны судов, идущих по Нижнему Дону в период двухмесячника по охране весенне-нерестующих рыб. Проверить его слова нет возможности, тем более что он не сообщил точное место и дату задержания. Лично я в правдивости этой истории очень сильно сомневаюсь.
Грузовые и пассажирские суда весной можно видеть на всех крупных судоходных реках и каналах страны, а не только на Нижнем Дону. В этом нет ничего криминального. Большинство водных объектов, не находящихся на особо охраняемых территориях, используются комплексно, в частности для водного транспорта. Навигация на реках начинается ранней весной, как только сойдет лед. К сожалению, этот период совпадает с началом нереста большинства видов рыб. Однако следует заметить, что крупнотоннажные суда идут строго по судовому ходу, который, как правило, проложен по самым глубоким местам – фарватеру. Двигаются они с незначительной скоростью, благодаря чему у рыб есть возможность покинуть опасный участок.  Определенный ущерб рыбным запасам в результате судоходства, безусловно, наносится, но ущерб этот несущественен.
Маломерные суда, если бы не существовало запрета на их движение в этот период, наносили бы более значительный вред в силу своей многочисленности. Моторные лодки, катера и др. по сравнению с грузовыми судами способны развивать большую скорость, поэтому их появление для рыб и других гидробионтов более внезапно, вследствие этого вероятность попадания их под винт и столкновения с корпусом судна увеличивается. Но самое главное – в отличие от крупнотоннажных судов маломерные способны двигаться по мелководью и заходить в акватории, служащие нерестилищами для рыб, и наносить вред не только взрослым рыбам, но и развивающейся икре, личинкам и молоди рыб.
В статье А.Гузенко есть абзац, касающийся причин сокращения численности белуг в Азово-Донском бассейне. Так, он пишет: «Заводы (по искусственному воспроизводству осетровых – А.Н.) остались, но охрана и квоты вылова «распределялись» столь мудро, что белуг теперь туда доставляют с Каспия. Промысловая же ценность Азовского моря теперь примерно такая же, как у пригородного водоема неподалеку от Ростова или Москвы».
      В этом высказывании много неточностей и искажений действительности. Основными причинами сокращения численности осетровых и других проходных и полупроходных видов рыб в Азовском море является строительство плотин, колоссальное безвозвратное изъятие воды на орошение и обводнение Волго-Донского канала, несоблюдение энергетиками научных предписаний по режиму и объему водных попусков в весенний период, общее загрязнение водоемов. Обвинять рыбных управленцев в том, что они неправильно распределяют квоты на вылов и организуют охрану рыбных запасов, мягко говоря, некорректно. Не нужно делать из них «крайних».
Рыбное хозяйство стало заложником политической ситуации в стране. Многолетнее недостаточное финансирование и реформирование рыбохозяйственной отрасли существенно снизили эффективность его работы. Многие нормативные акты Росрыболовства выполняются не в полной мере, а то и вовсе остаются только на бумаге. Передовые научные разработки в сфере управления и сохранения рыбных запасов не находят практической реализации. В результате разрушения комплексной административно-командной системы управления водным хозяйством у рыбников фактически не осталось рычагов воздействия на энергетиков и аграриев.
Белуг с Каспия на Азовское море в настоящее время никто не доставляет. Во-первых, перевозка взрослых рыб, тем более таких крупных, как белуги, – весьма затратное мероприятие (гораздо проще перевезти оплодотворенную икру). Во-вторых, в Азовском и Каспийском морях обитают разные подвиды белуг: в Азовском – азовская белуга (Huso huso maeoticus), в Каспийском – обыкновенная белуга (Huso huso huso). Выпуск в  Азовское море каспийских белуг может привести к гибридизации, а, следовательно, размыванию «подвидовых границ» азовской белуги, что нежелательно с позиции сохранения биоразнообразия.
Состояние искусственного воспроизводства в Азово-Черноморском рыбохозяйственном бассейне не столь плачевно, как пишет А.Гузенко. В настоящее время в низовьях Дона и Кубани функционируют 4 государственных осетровых завода. 3 осетровых завода временно перепрофилированы на выпуск так называемых частиковых рыб. Кроме специализированных государственных заводов выпуск молоди осетровых время от времени производят товарные рыбоводные хозяйства.
Для справки: в 2010 году предприятиями всех форм собственности в Азово-Черноморский рыбохозяйственный бассейн было выпущено 8,8604 млн шт. молоди осетровых видов рыб, в том числе 7,796 млн шт. за счет средств федерального бюджета. Сверх этого 6211 особи осетровых рыб (шипа, белуги, русского осетра, севрюги) общей массой 21,3 тонны в возрасте от 4 до 9 лет выпущено в 2010 году в р.Дон из прудов Донского осетрового завода в результате мероприятий по сокращению ремонтно-маточного стада.
На действующих заводах в настоящее время создаются или уже созданы собственные маточные стада осетровых, в том числе и азовской белуги. Это позволит в ближайшие годы обеспечить стабильный выпуск молоди осетровых видов рыб.
Приравнивать Азовское море к пригородному водоему рановато. Тенденция снижения уловов на этом водоеме, так же как и изменение видовой структуры уловов в сторону увеличения малоценных рыб, сохраняется, но, несмотря на это, объемы вылова все же остаются достаточно высокими. Так, в 2010 году официальный вылов российскими рыбаками в Азовском море, включая Таганрогский залив, составил 22 206,5 тонн, без учета вылова рыбаками-любителями. Основу вылова составляют: азовская хамса, тюлька, пиленгас, бычки. При этом надо помнить, что вместе с Россией промысел водных биоресурсов в Азовском море ведет Украина, и объемы производимого ею вылова превышают российские.
На мой взгляд, драматизировать ситуацию с рыбопродуктивностью Азовского моря не стоит: стакан наполовину полон, а не наполовину пуст.
По поводу пенсионера Петра Евстратова, который получил год условно за то, что поймал запрещенным орудием лова плотву, 2 уклейки и горчака, замечу, что хотя дело это, конечно, не делает чести участковому инспектору Усть-Донецкого ОВД, составившему на него протокол, но, тем не менее, и его можно оправдать.  Полиция и рыбнадзор не может поймать всех правонарушителей, при этом неофициальный «план» по протоколам выполнять нужно, поэтому зачастую ловят тех, кого поймать легче. Неизвестно, как часто Евстратов ловил рыбу запрещенными орудиями лова и какие именно виды он выловил. В день задержания он поймал несколько рыбешек, не представляющих особой ценности, но мог ведь поймать и молодь ценных и краснокнижных рыб.
Пенсионеры, пожалуй, самая многочисленная группа рыболовов-любителей. Как показывает практика, они   тоже грешат различными нарушениями правил рыболовства. Обычно инспектора закрывают глаза на мелкие нарушения. Но если время от времени в целях профилактики не делать показательные задержания, мелкие нарушения могут перерасти в крупные.
Меня огорчает, что история с П.Евстратовым получила такую широкую огласку в прессе (поиск по ключевым словам в Интернете выдает сразу несколько статей с громкими названиями). В последнее время в среде СМИ стало модным ругать власть, популяризировать скандалы и выносить сор из избы. О хорошем пишут мало. А хорошее есть, в том числе и в сфере охраны водных биоресурсов. Мне известно достаточно много фактов тесного дружеского сотрудничества инспекторов рыбнадзора с рыболовами-любителями. Граждане на безвозмездной основе информируют инспекторов о фактах нарушения правил рыболовства, участвуют в проведении рыбоохранных рейдов и задержании нарушителей, помогают очищать водоемы от сетей и других незаконных орудий ловли.
Мой оппонент утверждает, что работал в НИИ в 70-х прошлого века (в каком именно, осталось неизвестно) и якобы хорошо знает, как проводятся контрольные обловы для решения вопроса об исключении того или иного вида рыб из Красной книги. По его словам, «вопросы любительского и спортивного рыболовства здесь учитываются меньше всего». Это очередные голословные обвинения в адрес научных работников.
В первое издание Красной книги СССР, вышедшей в 1978 году, не было включено ни одного вида рыб. Почему этого не было сделано, остается только догадываться. Одним из первых ученых-рыбников, кто официально поставил вопрос о необходимости сохранения генофонда исчезающих рыб, был В.И. Козлов – в 1981 году на Всесоюзном совещании по вопросам генетики, селекции и гибридизации рыб он сделал доклад на тему «О сохранении генофонда рыб», в котором обрисовал ситуацию и перечислил виды рыб, нуждающиеся в особой охране. Во многом благодаря его докладу во второе издание Красной книги СССР, вышедшей в 1984 году, были включены 9 видов рыб.
Из этого следует, что в 70-х годах прошлого века необходимости проведения контрольных обловов для определения численности того или иного краснокнижного вида рыб с целью его выведения из Красной книги не было, так как в то время в нашей стране еще не было «краснокнижных рыб». Таким образом, утверждения А.Гузенко о том, что он «хорошо знает, как проводятся такие обловы», являются, мягко выражаясь, лукавством.
Далее в своей статье он сообщает о том, что «в Хорватии развели хариуса в черте городов, а не в глухих тверских речках, и местный «ЦУРЭН» как-то позаботился о своих рыболовах-любителях».
Во-первых, наличие рыбы в водоемах не означает, что ее здесь развели искусственно. По всей видимости, обилие хариуса в хорватских реках (что еще нуждается в проверке) – результат естественного воспроизводства и грамотно поставленной охраны водных биоресурсов.
Во-вторых, Хорватия большей своей частью расположена в гористой местности, соответственно, и гидрологические, и гидрохимические параметры хорватских водоемов более подходят для жизни обыкновенного хариуса, чем реки Тверской области. Во многих наших северных, уральских и сибирских реках хариусов тоже можно ловить в черте населенных пунктов.
В России искусственное воспроизводство хариусов также практикуется. Например, в 2010 году в естественные водоемы было выпущено 1206,1 тыс. шт. искусственно полученной молоди хариусов, в том числе 403 тыс. шт. молоди сибирского хариуса средней штучной массой 1 г (выращенной за счет средств федерального бюджета), 721,1 тыс. шт. сибирского хариуса средней массой 0,2 г, выращенной за счет компенсационных средств, и 82 тыс. шт. подрощенных личинок обыкновенного хариуса навеской 0,02 г, выращенных за счет компенсационных средств*.
Несколько слов по поводу азово-черноморской шемаи. По мнению А.Гузенко, «кто-то очень не заинтересован в исключении шемаи из Красной книги», хотя для этого есть все основания: его знакомая из Азовского НИИ сказала ему, что шемаи в Дону предостаточно.
По всей видимости, под местоимением «кто-то» защитник людей с удочкой подразумевает чиновников. Их он неоднократно склонял в своей статье и обвинял во всех грехах и бедах рыболовов-любителей, даже не потрудившись объяснить читателям, кого именно он подразумевает под этим емким понятием, ставшим в последнее время ругательным словом.
Справедливости ради следует заметить, что в действительности лиц, ответственных за внесение того или иного вида рыб в федеральную Красную книгу и региональные Красные книги и исключение из них, можно пересчитать по пальцам. Чиновники лишь ставят подписи на официальных списках животных, занесенных в Красные книги, – основную же работу по выявлению и включению того или иного вида или подвида рыб в Красную книгу проводят научные сотрудники. Как правило, они же и являются составителями Красных книг.
Вполне возможно, что шемая (сравнительно короткоцикловая проходная рыба, образующая жилые формы) увеличила свою численность в Дону. Тем не менее для исключения ее из Красной книги РФ одних слов, даже кандидата биологических наук, недостаточно – нужны подтверждающие документы: акты контрольных обловов, научные статьи, отчеты лаборатории, курирующей это направление, и т.п. Предположение о заинтересованности неких лиц в том, чтобы шемая и другие рыбы, восстановившие свою численность, «застревали» в Красных книгах, ошибочно и является следствием незнания фактического положения дел.
Уже на протяжении двух десятилетий, и в особенности в последние годы, природоохранная наука практически не финансируется. Красной книгой некому заниматься. Систематического мониторинга состояния объектов фауны и флоры, занесенных в федеральную и региональные Красные книги, не проводится.  Грамотных специалистов, способных объективно, с экологической точки зрения оценить состояние того или иного вида или подвида животных или растений, практически не осталось.
Пожалуй, самым наглядным примером этого является ситуация, сложившаяся в единственной в стране лаборатории Красной книги, входящей в структуру ВНИИ Природы (г.Москва). Согласно штатному расписанию, в лаборатории должно работать 16 человек, но фактически там уже на протяжении нескольких лет работает 3 человека. Зарплата руководителя лаборатории, кандидата биологических наук с многолетним стажем работы, – 11 тыс. рублей…
Приходится признать, что на настоящий момент, данные о численности и ареалах животных, в том числе рыб, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, не являются актуальными. Согласно пункту 7.3 Положения о порядке ведения Красной книги Российской Федерации, утвержденного приказом Госкомэкологии РФ от 3.10.1997 г. №419-а, Красная книга должна переиздаваться не реже одного раза в 10 лет. Ныне действующая Красная книга России, том «Животные», издана в 2001 году. Перечень видов животных, внесенных в нее, утвержден четырьмя годами ранее – в 1997 году – и незначительно скорректирован в 1999 г. (приказ Госкомитета РФ по охране окружающей среды от 5.11.1999 г. №659 «О внесении изменений в перечень (список) объектов животного мира, занесенных в Красную книгу Российской федерации (по состоянию на 1 ноября 1997 г.), утвержденный приказом Госкомэкологии России от 19.12.1997 г. №569).
С момента издания Красной книги незначительные изменения в список объектов животного мира, занесенных в Красную книгу РФ, вносились всего 2 раза: в частности, в 2004 году из нее был исключен кутум (подвид вырезуба), а в 2011 году – атлантическая финта. Эти изменения лишь демонстрируют видимость работы в этом направлении. Красная книга России, так же как и большинство региональных Красных книг, нуждается в более существенной переработке и дополнениях.
При всем при этом незначительное «устаревание» Красной книги, равно как и субъективные мнения об увеличении численности того или иного таксона, не могут быть основанием для игнорирования запрета вылова краснокнижных рыб и других животных, тем более рыболовами-любителями. Поскольку, давайте говорить прямо, для подавляющего большинства любителей рыбалка – это хобби. И без нее можно прекрасно прожить. А для редких и исчезающих рыб вопрос «где половить рыбу?» – это в буквальном смысле вопрос жизни и смерти.   Поэтому ставить интересы рыболовов-любителей выше права на выживание того или иного вида или подвида рыб недопустимо.
Красная книга по своему функциональному назначению схожа с красным сигналом светофора. Одно из основных ее назначений – это создавать запреты и тем самым регулировать природопользование (в нашем случае рыболовство) наряду с другими нормативными актами. Необходимость введения Красных книг продиктована многочисленными фактами бесследного исчезновения растений и животных с лица Земли. В современном мире отмена Красных книг, так же как и исчезновение светофоров на дорогах, может привести к непоправимым последствиям.
Каждый вид растений и животных, в частности рыб, имеет право на существование. Он входит в глобальный круговорот вещества и энергии, происходящий на нашей планете, участвует в поддержании экологического равновесия. Биоразнообразие – залог устойчивости биосферы. Идея необходимости сохранения биоразнообразия на планете обрела общемировое признание. Так что, уважаемые рыболовы-любители, давайте и мы не будем отставать от прогрессивного человечества. Сохранить биоразнообразие наших рек и озер в наших силах.
Ну, а в тех случаях, когда нельзя, но очень хочется, рыбу можно половить и на платном водоеме, а еще лучше – в своем собственном приусадебном прудике…

———————
*Под компенсационными средствами в данном случае понимаются денежные суммы, перечисленные на счета рыбоводных предприятий различными организациями, нанесшими ущерб водным биоресурсам и среде их обитания в результате своей деятельности с целью компенсации этого ущерба. – Прим. авт.

Автор: А. Новиков

Источник: www.rybolov.ru

Комментарии закрыты.